Как спасали Воронцовский дворец в Крыму. Ярмо героя

Делай что должен, и будь что будет.

А знаете ли вы, что знаменитый далеко за пределами Крыма Воронцовский дворец должен был быть взорван дважды, но оба раза избежал своей участи только благодаря случаю и человеку, который за его спасение сел в тюрьму на 10 лет.

После этого рассказа ваша прогулка по Воронцовскому дворцу и парку обретёт особую ценность и вы внимательней будете всматриваться в эту красоту, которая могла быть утрачена.

Это очень сложная и трогательная история, основанная на реальных событиях и судьбе человека, старания которого Родина не оценила.

В прошлом материале мы рассказалио Воронцовском дворце, где он находится и как его посетить.  Сегодня мы углубимся в трагические страницы его истории.

Напомним, что до Октябрьской революции 1917 года Воронцовский дворец в Крыму принадлежал трём поколениям семьи Воронцовых и был национализирован в годы советской власти.

В отличие от судеб многих дворцов Крыма, таких как Дюльбер или имение графини Гагариной, Воронцовский дворец не стал санаторием для отдыха, а превратился в музей, и произошло это в 1921 году.

К.Боссоли. Дворец в Алупке. 1842 г.

Когда началась Великая Отечественная война, экспонаты этого музея, как и многих других музеев Крыма, не успели эвакуировать. Немцы, заняв полуостров, подвергли его массовому грабежу.

Не обошли стороной и Воронцовский дворец, и только благодаря старшему научному сотруднику музея Степану Григорьевичу Щеколдину удалось сохранить здесь множество ценных экспонатов и архитектуру.

Рискуя жизнью, Степан Щеколдин спрятал часть шедевров музея и дважды уберёг уникальный памятник архитектуры сначала от динамита НКВД, а затем от немецких авиаснарядов.

О самых роскошных дворцах и замках Крыма читайте в нашей публикации.

Приказано уничтожить!

Сначала дворец должны были взорвать отступающие советские войска во исполнение указа Иосифа Сталина, предписывавшего разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск и не оставлять врагу ни единой ценности.

Только благодаря активной защите и препирательствам с бойцами НКВД, а также из-за их спешки дворец не был взорван. Степану Щеколдину, которому тогда было 37 лет поручили облить его керосином и поджечь, но тот указания не выполнил.

Вот как вспоминает о тех событиях сам Щеколдин в своей книге «О чём молчат львы».

«В Шуваловском корпусе дворца, где помещался дом отдыха имени 10-летия Октября, разместился штаб советского истребительного батальона.

Однажды на площадь к дворцу подъехала машина с грузом, из кабины вышел молодой солдат в пилотке. Он обратился ко мне: «В музее кто-нибудь есть?» Меня охватила тревога: «Я сейчас узнаю» – и бегом в штаб: «На помощь! Взрывать хотят!».

Человек пять-шесть побежали вместе со мной к машине. Один из них назвал себя комиссаром батальона Поздняковым, другой – командиром батальона Вергасовым. Солдат в пилотке представился как уполномоченный НКВД.

В машине была взрывчатка. Уполномоченный упорно твердил, что он выполняет приказ. Спор был недолгим. Поздняков горячился, меня трясло как в лихорадке. По приказу Позднякова дружинники выдворили машину вон.

Я просил: «Я один в музее, дайте охрану».  С этого момента дворец постоянно охраняли 5-6 бойцов истребительного батальона. Однако настал день, когда батальон ушел в горы.

Фото из коллекции В. Лимарева

В городе упорно шли разговоры о взрыве дворца. Я – в горисполком. Вбежал без разрешения, застав там Чолаха. «Товарищ Чолах! Меня тревожат слухи о взрыве дворца». – «Дворец взрывать не будем. Ты хорошо знаешь дворец. Жди моего распоряжения по телефону: возьмешь керосин, обольешь всё и подожжешь».

– «Вы с ума сошли! Миллионные ценности, памятник культуры, и вы – сжигать! Зачем это? Это фашистов остановит?» – «Ты знаешь приказ товарища Сталина? Врагу нельзя ничего оставлять! Иди, жди и действуй!»

Несколько дней безвластия в Крыму прошли в каждодневной охране дворца от вандалов. Это были бессонные ночи и постоянный страх за судьбу ценных экспонатов.

«Двое суток – 4-го и 5-го ноября – безвластие. Граждане громили магазины, базы, аптеку, дома отдыха и санатории; разносили по домам кровати, матрацы, всё, что попадало под руку.

Вечером горели: ресторан, гостиница «Дюльбер», по фасаду которой вилась китайская глициния, клуб, находившийся на месте теперешнего сквера с памятником В. И. Ленину. Значит, распоряжение Чолаха «по приказу Сталина» выполнялось. Эти двое суток я был в состоянии тревожного ожидания новой беды».

В оккупации

После оставления Крыма советскими войсками во дворце расквартировались немцы. Степан Щеколдин был назначен немецкими оккупационными властями Крыма директором музея, который был открыт для экскурсий.

Частенько туда ходили группы немецких и румынских офицеров и солдат, за которыми нужно было присматривать, чтобы те не стащили какие-либо предметы экспозиции.

Читайте также«Как «замок Синей Бороды» в Крыму спас царскую семью от красного террора».

Это были сложные времена как для дворца, так и для его сотрудников. Во время оккупации Степану Щеколдину удалось спрятать от немцев из штаба Розенберга самые ценные экспонаты музея, которые могли быть вывезены в Германию. Только чудом, уговорами и где-то даже обманом ему удалось сохранить архитектуру и часть экспозиции Воронцовского дворца.

В 1944 году немцы, оставляя Крым, заложили для подрыва под стены музея артиллерийские снаряды.

«Ночью на площадь въехала грузовая машина с немецкими солдатами. Спрыгнув с машины, они спешно выгружали снаряды, раскладывая их вдоль фасада дворца. Оставив эти снаряды, они уехали в сторону Симеиза. Что дальше?
Мы вышли на площадь, перетаскали снаряды (их было около десятка) в парк напротив площади и уложили их в окопы, которые были вырыты в 1941 году вдоль всей дороги.  

Мы торопились и, сделав дело, скрылись во дворце. Томительно ждали. И к ужасу нашему, приехал опять с востока грузовик с солдатами. Спрыгнули с машины, побегали вдоль дворца минут пять, что-то крича, вскочили в машину и уехали на Симеиз.

Это была последняя машина оккупантов в Алупке. Измученные пережитым, усталые от волнений, мы пробродили по залам до утра».

Ярмо героя

После освобождения советскими войсками Крыма Степан Щеколдин сдал все сохранённые ценности властям под расписку. Но приказ о своём награждении за спасение уникальных шедевров и самого дворца он услышал уже в тюрьме.

Советская власть осудила его на 10 лет за сотрудничество с оккупационным режимом, сослав в лагеря. Степана Щеколдина реабилитировали в Украине только в 1991 году стараниями академика Дмитрия Лихачёва.

После освобождения он поселился в Таганроге и устроился на работу в Таганрогский драматический театр распространителем билетов. Последние годы жизни провёл у родных в Ставрополе, где и скончался 6 мая 2002 года.

Не менее удивительная «История любви, достойная романа. Тайны имения Гагариных в Крыму».

Его гражданскому подвигу была посвящена целая поэма известной поэтессы Риммы Казаковой – автора многих популярных песен советского периода и 1990-х годов. Уроженка Севастополя, она не могла остаться равнодушной к истории родного края. Стихотворение вошло в её поэтический сборник «Ёлки зелёные».

Вот несколько строк из этой поэмы, которые удалось разыскать на просторах Интернета.

Когда был город нами взят, в музей направили наряд.

Хранитель всё по списку сдавал им под расписку.

От чашек-ложек и гардин до исторических картин…

Ах, каждый шар бильярдный! Весь тот дворец мильярдный.

Ему б за тот дворец — венец, рассказу — сказочный конец,

но сказок в жизни мало… Конец — у трибунала.

Не помню уж, на сколько лет в тот год военный, жесткий

ему отгородили свет чугунною решеткой.

Ошиблись. Что же тут теперь? Хоть плачь! Ошибка вышла.

О людях думать бы теплей, доверчивее, выше…»

До сих пор история человека, решившего спасти дворец не только от захватчиков, но и от отступавших войск Красной армии продолжает вдохновлять потомков.

О его подвиге сняты фильмы, написаны книги такими известными писателями, как Леонид Соболев, Илья Вергасов, Евгений Богат. В Таганроге на стене дома № 171/3 по улице Дзержинского открыта мемориальная доска герою.

В 2018 году вышел очередной фильм «Степан Щеколдин. Человек, спасший Воронцовский дворец» режиссёра Сергея Литовца, а в 2019 году режиссёр-документалист Григорий Илугдин снял по мотивам книги Степана Щеколдина «О чём молчат львы» одноимённый четырёхсерийный документальный фильм. Первый показ ленты состоялся на телеканале «Культура».

Жизнь Степана Щеколдина может служить ярким примером любви к Родине, её истории и культуре, примером настоящего патриотизма.

Елена Озаренко

Фото: vaga-land.livejournal.com, lavanda.life, culture.ru, worontsovpalace.org

 

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...