Как «замок Синей Бороды» в Крыму спас царскую семью от красного террора

 

1918 год – страшное время для Крыма. На полуострове льётся кровь классовой ненависти; корабли из Севастополя – «Гаждибей», «Керчь» и «Фидониси» – из главных калибров, утюжат Ялту, не разбирая целей. На улицах города настоящая война: дерутся на штыках, валяются трупы, течёт кровь. В Крыму раскручивается тяжёлый молот красного террора,

Расстрелы  ведутся прямо на знаменитом Ялтинском молу, трупы казнённых сбрасываются в море. Именно эти события становятся главной темой известного стихотворения Владимира Набокова «Ялтинский мол».

Тогда воскликнул он: «Преступники – вон там,
На берегу страны любимой,
По воле их на дно сошли мы
В кровавом зареве, разлитом по волнам.

(Владимир Набоков «Ялтинский мол», 1918 год.)

В это же время нависает угроза расправы над членами династии Романовых, разместившимися в своих крымских имениях по распоряжению Временного правительства. Вопрос лишь в том, кто раньше отдаст приказ об их физическом уничтожении – Ялтинский или Севастопольский совет.

Сказочный дворец на счастье

Великий князь Петр Николаевич, владелец усадьбы Дюльбер.

А теперь перенесёмся во времени в 1895 год, когда внук Николая I, великий князь Петр Николаевич, дядя императора Николая II, начинает строительство в Крыму, по собственным эскизам, странного на первый взгляд дворца в мавританском стиле под восточным названием Дюльбер, что в переводе с арабского значит «Красивый».

Архитектором и руководителем строительства становится ялтинский городской архитектор Николай Краснов, автор Ливадийского и Юсуповского дворцов, построивший также замок любви графини Гагариной. Об этой красивой истории мы писали ранее.

Вернёмся же к дворцу Дюльбер. Вскоре на фоне крымских гор вырастает белоснежное здание с серебристыми куполами, арочными окнами и зубчатыми стенами. Его украшают синий орнамент и цветная мозаика. Вокруг дворца террасами спускается к морю прекрасный восточный сад.

Над входом во дворец Петр Николаевич приказывает разместить изречение арабской вязью с пожеланием благополучия его владельцу: «Этот дворец посвящается хазрату <мусульманскому духовенству – ред.>. Построен специально для великого князя Петра Николаевича и великой княгини Милицы Николаевны. Пусть они всегда будут счастливы».

Друзья князя и его близкие сравнивают дворец Дюльбер с замком Синей Бороды; они шутят, что Петр Николаевич собирается на склоне лет запереться и жить в нём, повторив судьбу знаменитого злодея, будоражившего в далёкие времена детские и взрослые умы. Князь принимает шутки благосклонно.

По суровому стечению обстоятельств именно эти стены – этот странный «замок Синей Бороды» становится не местом злодеяний, а спасительным местом для всех Романовых, оказавшихся в Крыму в 1917 году.

Севастополь и Ялта не договорились о судьбе семьи Романовых

Когда Ялтинский совет в связи с началом немецкого наступления на территорию Украинской народной республики вынес решение об уничтожении Романовых, севастопольский совет не подчинился этому указу, поскольку его члены считали, что подобные решения должны выносить только центральные органы советской власти.

Севастопольский совет посылает к Романовым матроса Филиппа Задорожного, который собирает всех членов царской семьи в одном месте — замке Дюльбер. Его мотивация и роль в спасении членов царской семьи до сих пор непонятны.

«Обонятельный убийца» или Странное поведение комиссара Филиппа Задорожного

Филипп Задорожный

Некоторые историки сходятся во мнении, что здесь сыграл огромную роль тот факт, что Задорожный служил в Качинском авиационном отряде, организованном Великим князем Александром Михайловичем, в котором член семьи Романовых пользовался громадным авторитетом. По всей видимости, как и многие моряки Черноморского флота, Задорожный отнёсся к Великому князю с большим уважением.

Зубчатые стены дворца Дюльбер представляли собой очень удобную позицию для размещения пулемётных гнёзд и прожекторов. Кроме того, немалую роль играли и толстые стены дворца, ставшего для членов царской семьи и небольшого отряда севастопольских матросов во главе с Задорожным неприступной крепостью.

Сюда из своих имений, находящихся в Крыму, и были переведены великие князья Александр Михайлович, Николай Николаевич и Пётр Николаевич с семьями, а также вдовствующая императрица Мария Фёдоровна. Члены царской семьи прекрасно понимали, что благодетель, спасший их от красного террора, на самом деле в любой момент может стать их палачом.

Великая княгиня Ольга Александровна, в своих мемуарах писала про своего тюремщика: «Это был убийца, но человек обаятельный. Он никогда не смотрел нам в глаза. Позднее он признался, что не мог глядеть в глаза людям, которых ему придётся однажды расстрелять. Правда, со временем он стал более обходительным.

И всё же, несмотря на все его добрые намерения, спас нас не Задорожный, а то обстоятельство, что Севастопольский и Ялтинский советы не могли договориться, кто имеет преимущественное право поставить нас к стенке».

Прекрасно понимал ситуацию того времени и сам Задорожный, который не желал принимать в отношении Романовых собственных решений, ожидая указаний от центральных властей. Но они так и не поступили.

Оборона дворца Дюльбер

Филипп Задорожный со своим отрядом за короткое время  превратил замок Дюльбер в настоящую крепость. Помогал им в этом сам Великий князь Александр Михайлович. Будучи профессиональным военным, он помог матросам правильно соорудить пулемётные гнёзда, расчистить секторы огня и установить прожекторы.

Постоянные налёты вооруженных отрядов анархистски настроенных приверженцев Ялтинского совета так ни разу и не закончились штурмом.

Как отмечают историки, Задорожный просто не принял кровавые законы красного террора и, будучи эсером, осуждал грабежи и неоправданные убийства. «Он был человеком безусловно честным, чистых, наивных и трогательных идей», – писал о нём скульптор Г. В. Дерюжинский, который находился вместе с Романовыми под его арестом.

«Моя семья терялась в догадках по поводу нашего мирного содружества с Задорожным… Великим благом было для нас очутиться под такой стражей. При своих товарищах он обращался с нами жёстко, не выдавая истинных чувств…» – писал впоследствии о своём пребывании под стражей в Дюльбере Александр Михайлович Романов.

Бывшие арестанты просят милости своим надзирателям

Вскоре началось наступление германских войск на Крым, и планам анархистов по ликвидации членов семьи Романовых в Крыму уже было не суждено сбыться. Царская семья, находящаяся под сводами «замка Синей Бороды» осталась жива и дождалась временного падения советской власти в Крыму.

Теперь уже настала очередь Александру Михайловичу Романову ходатайствовать перед германским командованием о сохранении жизни своим тюремщикам. Их хотели расстрелять за участие в государственном перевороте, но, внимая уговорам царской семьи, оставили в живых. Немецкие офицеры с трудом поверили в искренность такой просьбы.

Спасительное изгнание

Крейсер Мальборо. Открытка с автографами Романовых.

Члены семьи Романовых находились теперь уже не под арестом, а под охраной отряда Задорожного вплоть до самого отъезда в эмиграцию. Вскоре, в апреле 1919 года, стены Дюльбера увидели самую трогательную сцену расставания пленников замка с его охранниками.

«Самые молодые из них плакали», – вспоминали очевидцы. Английский крейсер «Мальборо» увозил императорскую Семью в Константинополь, в изгнание, из которого многим так и не суждено было вернуться.

Вот так Дюльбер, «замок Синей Бороды» в Крыму, спас членов царской семьи Романовых от красного террора.

Дальнейшая судьба матроса Задорожного точно не известна. Но есть версия, что Филипп Львович вместе с двумя своими сыновьями погиб во время обороны Крыма от немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны.

Санаторий Дюльбер

А вот история имения Дюльбер продолжилась вплоть до наших дней. В 1922 году его превратили в одну из первых советских здравниц для высокопоставленных коммунистов-функционеров и представителей коммунистических партий других стран, дав ему название «Красное знамя».

Вскоре рядом построили второй корпус в таком же мавританском стиле. Дворцовый комплекс сильно пострадал во время Великой Отечественной войны и был восстановлен в послевоенные годы.

Сегодня на территории имения Дюльбер работает санаторий, которому вернули его историческое имя. Его голубые стены, башни в восточном стиле и зубчатые стены видны с Алупкинского шоссе. Вход сюда, как и в любой санаторий, только через охрану. Можно оплатить посещение.

В следующий раз «замок Синей Бороды» увидел Романовых только в 2015 году. Тогда на ступени дворца ступила нога внука великого князя Петра Николаевича – князя Димитрия Романовича с супругой, княгиней Феодорой Алексеевной.

Елена Озаренко

Фото: Елена Озаренко, romanovtoday.livejournal.com, wikipedia.org

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (5 оценок, среднее: 4,80 из 5)
Загрузка...